Департамент по туризму Министерства спорта и туризма Республики Беларусь начинает вести Реестр субъектов туристической деятельности.

Проводится переучет бывших узников лагеря «Озаричи». Требуются ксерокопии паспорта и удостоверения узника.

Обращаться по адресу: ул. Школьная, 2 (бывшая 1-я школа, кабинет «Ветераны труда и войны»), с 9.00 до 13.00 (кроме субботы и воскресенья).

 

Изостудия «Креатив»

Вряд ли Александра Малаева и созданная ей изостудия «Креатив» нуждаются в особом представлении. Слава о художнике и преподавателе, после первого занятия у которого каждый ученик уходит с картиной в руках, уже давно разлетелась не только по Светлогорску, но и далеко за его пределы.

«СН» встретилась с Александрой в Доме ремесел — там проходила юбилейная, пятая выставка «Креатива». В окружении работ учеников изостудии мы говорили о том, как школьница с «двойками» по рисованию стала художником, который рискнул и занялся делом, о котором мечтал.

«Грязные» занятия

— Александра, честно говоря, не ожидала увидеть такое внушительное количество работ на выставке «Творческий юбилей»: картины висят в несколько рядов, размещены на дополнительных стендах...

— К сожалению, здесь представлены не все работы. Несколько картин пришлось возвратить в классы: места в зале очень мало.

Честно говоря, в этом году отбирать картины для выставки было очень тяжело. Студия выросла, учеников стало больше. За год у каждого из них появилось много интересных работ, которые хочется показать.

Для нас «Творческий юбилей» — это не только выставка. Это своеобразное отчетное мероприятие, подведение итогов за учебный год...

— ...начало которого для «Креатива» было под большим вопросом. Наслышана о проблемах, с которыми вы столкнулись прошлым летом: поиск помещения, дорогостоящий ремонт, закупка оборудования. Чем был вызван переезд?

— Ранее мы арендовали класс в СШ №12. Но заниматься там было не очень удобно, точнее, мы просто не помещались в классе обычной школы.

Поэтому я начала поиск нового класса для занятий. И прошлым летом арендовала помещение в здании РАЙПО. Вы правы: помещение находилось в крайне заброшенном состоянии. Своими силами привели его в порядок: полы, стены, потолки, санузел. Благодаря неравнодушным белорусам, которые откликнулись на публикацию в журнале и по совместительству — площадке для реализации важных обществу проектов — «Имена» и перечислили 750 рублей, прямо накануне 1 сентября мы купили стеллажи для картин. На тот момент «потянуть» их за свой счет было невозможно.

Я рада, что учебный год мы прожили в своем помещении. Это дает студии большую свободу. Например, очень важно, чтобы до и после нас в помещении никто не занимался. Ведь после занятий в классе очень грязно, отмыть помещение за 5-10 минут школьного перерыва невозможно. Занятия в «Креативе» проходят и утром, и вечером. Иногда и я, и ученики просто теряем счет времени — задерживаемся допоздна. Кроме того, мне надо было позаботиться об удобстве для участников моего проекта «Такой же, как и ты»: людям с ограниченными возможностями необходимо доступное помещение.

Если бы все любили дело, которым занимались...

— Александра, вы сказали, что все, за исключением стеллажей, было сделано за собственные деньги в арендном помещении. Зачем вам, молодому и успешному художнику, этот, назову прямо, заведомо убыточный проект?

— У нас не было выхода. Учебные заведения, в которые мы обращались, по разным причинам нам отказали. Головой я понимала, на что я иду.

— Полагаю, за год работы вы не смогли «отбить» вложенные средства. Поэтому повторю свой вопрос: зачем вам этот убыточный проект? Вы могли закрыть студию и заняться чем-нибудь другим.

— Как — закрыть? Студия нужна детям: некоторые мои ученики планируют связать свою жизнь с художеством, готовятся к поступлению. Студия нужна взрослым, нужна людям с ограниченными возможностями. Для последних занятия в «Креативе» — один из немногих шансов интересно провести время вне дома. Я не могла прийти к своим ученикам в сентябре и сказать: «Мы с вами не один год занимались, готовились, строили планы. Но в этом году занятий не будет, потому что я не нашла помещение».

В принципе я не рассчитывала на особую помощь от кого-либо. Очень приятно, что нашлись те, кто не остался в стороне, кто перечислил деньги, разделив мою мечту создать студию, в которой могут заниматься все, вне зависимости от возраста и состояния здоровья. Я очень люблю свою работу. Наверное, если бы все любили дело, которым они занимаются, многие проблемы можно было бы решить.

«Меня превратили в рисовальную машину»

— Александра, вы завоевали славу преподавателя, чьи ученики уже после первого занятия уносят домой маленькие шедевры. Неужели можно с первого раза создать полноценную картину тому, кто до встречи с вами ни разу не держал в руках кисть?

— Да, можно. Во многом для того, чтобы доказать это, я открыла отделение для взрослых. И первыми учениками этого отделения стали мамы и папы детей, которые посещают «Креатив».

В первые годы работы я сталкивалась с определенным, хотя, наверное, объяснимым, недоверием со стороны некоторых родителей. Иногда, глядя на картину своего ребенка, мамы и папы просто не верили, что их сын или дочь смогли нарисовать это сами. Доходило до таких обращений: «Доченька (сынок), ну скажи правду, я ругать не буду: это тетя тебе нарисовала»? Порой дети даже плакали от обиды. Но оказавшись на моих занятиях, недоверчивые родители забирали свои слова обратно. Конечно, после моих слов «через два часа вы унесете домой свою первую картину» они смеялись. Но такая реакция на всех первых занятиях в отделении для взрослых! И окончание первого урока тоже всегда одно и то же: ученики буквально бегают между парт, показывают друг другу свои картины, фотографируют их.

— А как вы научились рисовать?

— Я училась в художественной школе в Солигорске. Но, должна признаться, в первых классах я рисовала не очень хорошо. Помню, каждый месяц в школе были просмотры, на которые нужно было принести по 15-20 работ. Но их рисовала моя мама, она художник.

За принесенные картины я, конечно, получала одни пятерки. Правда, учителя довольно быстро заподозрили неладное. На очередном просмотре они спросили у моей мамы: «Почему на уроках Саша получает «двойки», а на просмотрах «пятерки»? Так нас поставили перед выбором: или рисую сама и учусь в школе с художественным уклоном, или перевожусь в обычную. Поэтому на следующую мою просьбу помочь с подготовкой к просмотру мама ответила отказом. Я очень расстроилась, разозлилась: почему мама отказывается делать так, как делала всегда? Всю ночь пришлось рисовать необходимые работы. В итоге я получила не очень хорошую оценку, но с тех пор рисовала сама.

В колледже я была «сильной» студенткой, мой учитель до сих пор называет меня «легендой». С преподавателями колледжа у меня очень хорошие отношения, мы до сих пор перезваниваемся, делимся чем-то новым... Но и про те годы не могу сказать, что я училась художеству... В колледже меня учили скорости. Увидели, что я могу рисовать, что мои работы продаются, и стали «душить», превратили в рисовальную машину: нужно было выдавать картину за картиной. Было тяжело, я много плакала, жаловалась маме. Но только по окончанию колледжа я поняла, насколько я отличаюсь от других.

— Выгодное отличие, о котором вы говорите, было в умении работать быстро?

— Да. И теперь я учу этой скорости своих учеников. Я учу их работать в любых условиях, в ограниченном времени, на публике. И они могут это. Например, когда мы были на конкурсе в Санкт-Петербурге, мои ученики за три минуты нарисовали открытку. На формате А2, стоя, перед полным залом. Причем это была полностью художественная работа.
Говорю ученикам: «Художники — это не бедные люди»

— Но разве написание картины не предполагает определенной внутренней подготовки: не раз слышала, что картину, передаваемый в ней образ нужно осмыслить, прочувствовать?

— Вы думаете, мои ученики не чувствуют свои работы? Я даю им понятие скорости, показываю, что можно работать быстро и качественно. Но есть картины, особенно это работы учеников экспериментального отделения (в нем занимаются те, кто уже знаком с кистью и хотел бы связать свою жизнь с художеством — прим. авт.), которые требуют не 3 минуты и даже не пару часов. Все зависит от замысла.

— Вы упомянули, что «Креатив» выезжает на различные творческие конкурсы. Причем из поездок возвращаетесь с наградами...

— Выезжаем мы не так много, как хотелось бы. Различные приглашения приходят ко мне едва ли не каждый день: зовут и на белорусские, и на международные конкурсы. Чаще всего мы вынуждены отказывать — по финансовым соображениям. Но раз в квартал я все же старюсь вывозить сильных и заинтересованных учеников на конкурсы. Все расходы детям оплачивают родители.

Естественно, каждая из таких поездок очень много дает моим ученикам. Они видят результаты своей работы, повышают уровень. Не без гордости могу сказать, что «Креатив» — сильная студия. И это доказывают все соревнования, на которых мы были. За границей наш коллектив — единственный, у которого покупают картины. Причем за хорошие для работ этого уровня деньги: 50-100 евро. Для детей это — их маленькая победа, их первый шаг к самостоятельности. Некоторые из моих учеников сегодня сами частично или полностью оплачивают свои материалы. Они знают себе цену и не понижают планку. А я всегда говорю им: «Художники — это не бедные люди. Это очень богатые люди, которые всегда смогут прокормить себя и близких своими руками». Думаю, если убеждать детей, что они маленькие и никчемные, а художество — занятие никому не нужное, это не приведет их ни к чему хорошему.